Пакостник.

Снова рад приветствовать вас, дорогие друзья! Вы уже наверно порядком соскучились по сказкам? Тогда для вас одна интереснейшая история, которая случилась в нашем Волшебном лесу.

elf
Эльф

Помимо разных зверушек и птиц, здесь водилось видимо-невидимо животных: и крохотные муравьи, которые неустанно трудились на благо своего муравейника, таща в него разную всячину, и бабочки, и стрекозы, и много-много остальных. С ними мы еще встретимся, а сейчас хочу рассказать о небольшом поселении эльфов, живущих на опушке леса.
Это были невысокие существа с длинными ушами, которые жили в крохотных домиках на деревьях. Занимались они, в основном, собиранием растений в лесу и на полях. Но были и эльфы-ремесленники, которые могли и одежду пошить, и лодку рыбакам смастерить. Так бы они и жили, никого не тревожа, если бы не один молодой эльфёнок.
Было ему всего пять лет от роду, что по эльфийским меркам очень мало, но уже в таком юном возрасте он получил славу на весь лес. Звери прозвали его Пакостником, оттого что пакостить уж очень он любил – хлебом не корми. Пока его сверстники лепили в песочке куличики, да играли в прятки, наш дружок пугал случайных прохожих, крича из кустов истошным голосом или бросая шишки с высокой сосны.
И что только не делали бедные родители, чтобы отучить непоседливого шалуна, но только все их попытки обучения неизбежно терпели фиаско. Совсем уж отчаялись родители, пока не произошел случай, о котором я и хочу вам рассказать.
История первая, в которой рассказывается, как Пакостник хотел напугать сов, и что из этого вышло.
Помимо мелких шалостей, наш герой любил время от времени затевать что-то крупномасштабное, долго обдумывал детали, и, наконец, приступал к действию.
Однажды, зайдя на самый край леса, на горизонте за рекой, он увидел Чащу Сов. Вы, уважаемые читатели, про нее знаете из путешествий отважного мышонка. Редкий зверь ходил в те края, населенные опасной птицей – разжиться там было нечем, а совы не особо жаловали посторонних. Сейчас, на закате, Пакостник наблюдал, как неспешно вылетают из своих гнезд ночные охотники и думал. «Эх, хорошо бы так их испугать, чтобы вся чаща долго на ушах стояла. Как бы это осуществить?»
Уйдя в раздумьях, домой, он несколько следующих дней думал об осуществлении поставленной цели. Даже спать плохо стал, настолько его зацепила эта идея. Наконец, проснувшись рано утром, за завтраком, ему пришла гениальная, как он сам решил, мысль – вымазаться грязью и ночью залезть в гнездо. Утром птица прилетит с охоты, а тут – бах! Из дупла высовывается нечто страшное и диким воем орет.
Сказано – сделано. Вечером, как только начало темнеть, Пакостник вышел на дело. Он шел, тихо посмеиваясь над будущей шуткой, и насвистывал любимую песню. Когда на горизонте показалась чаща, он вспомнил, что совсем забыл измазаться грязью. Присвистнув, он повернул назад.
Как назло нигде не встречалось нормальных луж – все были слишком маленькие, и грязи в них было явно недостаточно. Совсем уж было, отчаявшись (такое дело пропадает), он, наконец, увидел огромную лужу, в которой при желании можно было наплаваться вволю. Грязи тоже было навалом.
Разбежавшись, Пакостник прыгнул в лужу и стал кататься в грязи, стараясь измазаться посильнее.
Проходивший мимо лось долго наблюдал за действиями эльфа.
— Идиот, — плюнул лось, озадаченный таким поведением Пакостника, и ушел восвояси.
Наш герой тем временем превращался из нормального, пусть и маленького эльфа в нечто страшное, черное и похожее на небольшое чудовище. Чтобы проверить результат работы, он заглянул в лужу, но сам себя испугался и закричал.
— Ааа, чудище в реке, — вопил он на весь лес, — страшное!
Подхватившись, Пакостник побежал быстрее от лужи, в которой водилось это самое «чудище». Уже около чащи, он, наконец, понял, что тот, кого он видел в луже – это он сам.
«Вот это я молодец, — думал эльфенок, — так измазался, что сам испугался. Совы и подавно испугаются!»
В чаще было тихо – все совы улетели на охоту. Пакостник долго выбирал дерево, на
06.10.15
которое стоило залезть. Это было слишком далеко от других, то низкое, а вот то, кажется, совсем без дупла.
Обдумав, он решил лезть на самое высокое дерево, чтобы крик испугавшийся совы был слышен повсюду.
Через полчаса стараний, юный альпинист достиг вершины старого высокого дуба. Какая же здесь была красота! Лес простирался на много-много километров вперед, до самого горизонта. Справа длинной извилистой полосой текла река. Пакостник подумал, что было бы неплохо все это изобразить на картине, но рисовать, к сожалению, он не умел.
Закончив любоваться открывшимися видами природы, эльф залез в дупло, которое эльфу сразу пришлось не по вкусу. Здесь было темно и тихо. И не видно ничего, кроме края неба.
«Ну, это ничего, — утешал себя Пакостник. – Ради такого розыгрыша можно и потерпеть. Вот потом смеху будет!»
Прошел час. Небо почернело, на нем появились первые звезды. Эльф терпеливо ждал возвращения совы.
Прошел еще час. На небе было уже полным-полно звезд, виднелась Луна. Стало слышно сверчков.
Спустя два часа Пакостник тихо и мирно спал. Устав ждать, он устроился поудобнее, и сам того не замечая, заснул.
Проснулся наш герой оттого, что кто-то настойчиво хлопал крыльями прямо около его лица. Открыв в полудреме глаза, эльф увидел перед собой сову, несущую в клюве мышонка.
Несмотря на свой коварный план испугать сов, Пакостник испугался сам. Истошно закричав, он выскочил из дупла и … полетел вниз!
В недолгом затяжном прыжке эльфенок пришел к выводу, что выбраться самое высокое дерево было, мягко говоря, не лучшей идеей. Приземлился незадачливый шутник прямо в заросли чертополоха. Взвыв от боли, Пакостник стрелой помчался домой из проклятой чащи. Больше он пугать сов не пытался.
История вторая, в которой Пакостник изобрел новый рецепт варенья
Наш знакомый медведь-пасечник, с которым мы давно знакомы по сказке «Мишка и мёд» уже несколько лет занимался пчеловодством. Из зеленого новичка он стал хорошим специалистом, заготавливая много разных сортов меда и обеспечивая им весь лес.
Пару лет назад Мишка был в гостях у семьи Кабанов, где его угостили вкуснейшим земляничным вареньем. Медведь долго нахваливал сладкую вкуснятину, то и дело, залезая ложкой в банку, и наконец, наевшись, взял рецепт и попрощался.
Придя домой, Мишка решил, что можно варить варенье и самому. Он запасся земляникой, взял рецепт и, вооружившись кухонной утварью, принялся за дело.
Варенье получалось, но как часто это бывает у людей, впервые взявшихся за что-то новое, но получалось не такое, какое надо. Одна банка вышла несладкой, вторая – слишком приторной, третья получилась более-менее, но все равно, до вкуса, который был у варенья кабанов, не дотягивало.
Долгим путем проб и ошибок, Медведь научился делать вкусное сладкое варенье, которому могли бы по достоинству оценить его знакомые-сладкоежки. С тех пор, Мишка на зиму кроме меда заготавливал и несколько баночек варенья.
Так было и в этом году. Растопив печь (а печь для варки варенья наш Мишка специально сложил во дворе – так было удобнее топить, да и дома потом убирать не приходилось) и, поставив греться воду, Мишка полез за собранными ягодами в подвал.
И все бы было как всегда, если бы в тот момент не проходил мимо Пакостник. Он просто бродил по лесу, не зная над кем бы пошутить. Так он и слонялся с самого утра, пока не увидел Мишку.
Когда эльф увидел, как медведь засыпает землянику в огромную кастрюлю на огне, план розыгрыша пришел сам собой – насыпать в варенье шишек! Попробует потом медведь варенье – вот смеху будет!
Быстро пробежав по хвойным полянкам, Пакостник взял столько шишек, сколько смог унести. Уловив момент, когда Медведь пойдет за новой порцией земляники, эльфенок быстро подбежал к кастрюле и высыпал все шишки туда. Перемешал, чтобы они утонули и смешались с вареньем – так медведь не заподозрит ничего с первого взгляда.
Проделав свои темные дела, Пакостник уселся под березу и стал ждать развития событий.
Мишка действительно ничего сразу и не заметил. Засыпал собранные
ягоды, помешивал. Когда все было готово, он снял кастрюлю с печки и поставил остывать. А сам тем временем пошел делать чай, чтобы было с чем варенье новое попробовать.
Прошло около получаса. Варенье порядком остыло, чай был готов, и наш знакомый медведь принялся за чаепитие.
Настало самое время попробовать свежесваренное варенье! То и дело, залезая ложкой в банку, Мишка ел эту вкуснятину вприкуску с чаем.
Так бы он и провел весь вечер за чаепитием, если бы не одно «но». Во рту медведя что-то хрустнуло, и замечательный сладкий вкус варенья смешался с чем-то невкусным. Немного пожевав, медведь догадался, что это была шишка. Покопавшись в банке, он нашел еще около дюжины похожих шишек.
— Что за напасть? – негодовал раздосадованный медведь. – Как они попали в варенье? Вроде и сосен рядом нет… Совсем странно.
Решив разобраться, что к чему, медведь выбежал во двор, к своей печке, в которой ее догорали последние угольки. Он внимательно все обошел, убедился, что самостоятельно шишки попасть в варенье никак не могли, и огорченный сел на крыльцо.
Из-за дома доносился сильный смех.
— Странный день, однако, — думал медведь. – То шишке в варенье оказались, то смеется кто-то.
Этот «кто-то» оказался нашим знакомым эльфом, который подсмотрев в окно, как медведь ел шишки, покатился со смеху и так и валялся около дома, где его и нашел Мишка.
Увидев медведя, Пакостник попробовал убежать, но ноги не слушались и ему все еще было очень-очень смешно.
Весь вечер схваченный проказник с трудом поедал шишечное варенье. Мишка тоже сидел за столом, читал книгу и подливал эльфу чай. Так и промучился бедный Пакостник, а съев всю банку до дна, пообещал Мишке больше никогда ничего не бросать в варенье.
История третья, в которой вы узнаете, как кто-то напугал отважных и страшных волков.
Волчья семья жила на опушке леса в добротном кирпичном доме. Дом был большой, крепкий (даже больше, чем дом Мишки), был виден издалека, и случайному прохожему могло показаться, что здесь живет егерь. Многие из лесных зверей не понимали, зачем волкам, которых и так все боятся, нужна такая крепость?
Но ответа на этот вопрос, кроме самих волков, никто не знал, а они, ни с кем не делились. Может просто хотели жить с комфортом – согласитесь, дом – это далеко не сырая холодная нора; быть может кого-то и опасались, но вполне возможно, что была и иная причина.
И вот однажды решил наш знакомый эльф сыграть с ними шутку, которую слушал от крестьянских детей, пришедших из далекой деревни в лес за грибами. Ища под ногами заветные сыроежки с опятами, ребята рассказывали забавные истории, большей частью смешные. Один из таких рассказов прочно въелся в память эльфа, скорее всего, оттого, что был пакостным – как раз ему по душе.
Мальчишка поведал, что если в печную трубу опустить привязанное на веревочке гусиное перо, оно начнет забывать и испугает всех домочадцев.
Однако, идти до человеческой деревни для маленького эльфа было слишком далеко, поэтому выбор проказника пал на лесные дома. А таковых было два: медведя и волков. С выбором жертвы эльф долго не думал – после «шишечного варенья» идти к медведю желания не было вовсе.
Морально подготовившись и полностью укомплектовавшись – было найдено лучшее перо и длиннющая веревка, эльф выдвинулся к волчьему логову, под покровом ночи и белым светом Луны.
Тем временем, эти самые волки, сытно отужинав, уже давно мирно спали и набирались сил на завтрашний день.
Стоит довести до вашего сведения, что эльф хоть и был любопытным, был совершенно невнимательным. Когда ребята рассказывали о проделках с печкой, они имели в виду растопленную печь – перо должно было находиться в трубе, через которую шел дым и излишнее тепло. В холодной печке эта шутка вовсе не имела смысла. А учитывая, что дело происходило жарким летом, и ни один разумный зверь дом не топил, вполне логично можно придти к выводу – хитрая операция эльфа изначально была обречена на провал.
Но он еще этого не знал. Насвистывая свою любимую эльфийскую песенку, Пакостник
с каждым шагом приближался к заветной цели.
Мимо мелькали кустарники, деревья, иногда можно было встретить редких ночных животных. А вот, наконец, и дом!
Злобно хохоча, эльф полез на крышу. Стараясь не шуметь, дабы заранее не перебудить жильцов, которым и предназначался этот сюрприз.
Свершилось! Настал этот долгожданный и знаменательный момент! Перо на веревке опускается все ниже и ниже, сейчас вой и начнется…
Но воя не было. По вышеуказанным и понятным всем причинам.
— Что же это такое? – негодовал эльф. – Наверное, здесь печная труба сломалась и не воет. Ведь всё же есть! Труба есть, веревка есть, и перо есть. Так почему же нет звука?
Решив разобраться, в чем дело, а может заодно, и починить сломанную трубу, Пакостник обмотался веревкой, другой ее конец привязал за трубу и сам полез вовнутрь.
Но только он сделал первый шаг, нога отскочила, и новоявленный альпинист верх тормашками полетел вниз, в пугающую темноту дымохода.
Веревка не помогла – размотавшись до конца, она просто-напросто порвалась, оставшись висеть на животе эльфа.
Во время всех этих эльфийских проделок, волки спали и видели уже не один сон. Только волчица – мать семейства, долго не могла уснуть. Ей мерещились всякие кошмары перед сном грядущим. Решив, что уснуть уже не удастся, она решила пойти на кухню попить чая со сладостями.
Но только она подошла к кухонной двери и даже не успела зажечь свечи, раздался ужасный грохот. Что-то раскатисто загремело в печи, а через заслонку посыпалась сажа.
И тут – самое невероятное! Из печи вылезло страшное существо (мы-то с вами знаем, кто это был), а вот волчица спросонья, да и к тому же, не разобравшись в темноте, испугалась. Перед ней стала вырисовываться следующая картина: небольшое существо, всё черное (черным эльф стал, измазавшись сажей в дымоходе), с рогами (знаменитые эльфийские уши) и хвостом (это болтался обрывок веревки, не выдержавший печного альпинизма). Нетрудно догадаться, кем представила волчица юного проказника.
— Батюшки! – закричала она. – Да это же черт!
Схватив кочергу, волчица стала тыкать в печку, где спрятался эльф. На шум пришел глава семейства.
— В чем дело? Почему спать не даешь?
— Черт в печи! – огрызнулась волчица. – Страшный, черный. Все горшки переворотил.
Волк долго не думал.
— Отойди, я сейчас его топором, — сказал волк и полез за печь, где лежали нарубленные поленья.
— Топором не надо, не надо топором, — в панике думал нашкодивший эльф. – Надо отсюда бежать и чем быстрее, тем лучше.
Подняться вверх по дымоходу не получалось – не за что было ухватиться. Тем временем, в печке волки копались то кочергой, то ухватом.
Времени на долгие раздумья не было, нужно было действовать смело и решительно. Выход из сложившейся ситуации был только один.
Эльф, сломя голову, выскочил из печки и побежал наутек.
— Вот он! Держи его!
— А ну его кочергой, вот я ему сейчас задам! – кричал Волк, размахивая грозным оружием и скаля зубы. – Уууу, Пакостник!
Проворно проскочив между разъяренными волками, эльф прошмыгнул в открытое окно.
Поначалу он хотел вернуться и показать язык, но передумал. И правильно сделал – следующее мгновение в это самое окно полетели горшки.
Эпилог
В лесу каждое время года проводились собрания зверей. Они решали , кто каким ремеслом будет заниматься, делились успехами, предлагали новые идеи. Да и кроме дел, это был отличный повод собраться и поболтать. Ежу понятно (да и не только ежу, а наверняка каждому зверю), что все звери с удовольствием ходили на встречи и с нетерпением эти встречи ждали.
В канун очередного осеннего собрания Пакостник снова задумал розыгрыш – вырыть на пути следования животных большую яму и замаскировать ее. Вот смеху-то будет, когда целая толпа зверей грохнется в яму.
Всю следующую неделю эльф не покладая рук трудился над своей затеей. Копать оказалась очень нелегко – земля была сырая и тяжелая. Под конец каждого рабочего дня эльфу едва хватало сил дойти до дома и плюхнуться на кровать.
Но зато яма вышла на загляденье! Большая, глубокая – ей
впору было быть хорошим погребом.
Искусно замаскировав яму хворостом и травой, эльф усталый, но довольный отправился домой в предвкушении завтрашнего дня.
Но планам Пакостника не суждено было сбыться – в то время, когда эльф копал свою яму, рядом белки собирали орехи на зиму. Они и рассказали всем зверям про затею шутника.
И звери решили отплатить той же монетой. Всю ночь трудолюбивые кроты рыли яму перед крыльцом эльфа. А утром, на рассвете, ее замаскировали травой, точно так же, как сделал эльф.
Пакостник проспал. Резко вскочил с кровати и принялся собираться – нужно было успеть добежать до ямы быстрее, чем до него дойдет процессия зверей.
Но яма и звери сами нашли проказника – только он выскочил из дома и сразу угодил в свежевырытую яму. Раздался оглушительный гогот и смех – все животные, прятавшиеся в кустах, выскочили оттуда и стали смеяться над эльфом.
Пакостнику стало до того обидно, что он уселся на дно ямы и отвернулся к стене. Как это – смеется не он, а смеются над ним.
Посидев полдня в яме, он понял, как плохо шутить над другими и сам себе пообещал больше никогда так не делать.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сайт размещается на хостинге Спринтхост